Закон о референдуме есть: плюсы и минусы

Мнения экспертов о позитивах и рисках нового законотельного акта

Граждане Украины теперь смогут осуществлять волеизъявление не только во время выборов. Во вторник, 26 января, Верховная Рада проголосовала во втором чтении и в целом законопроект о всеукраинском референдуме, внесенный президентом Владимиром Зеленским.

Всего документ поддержали 255 депутатов (55 проголосовали против, 40 воздержались и 22 не голосовали). Вся оппозиция — независимо от ориентации, от ЕС до ОПЗЖ — не дала ни одного голоса.

Согласно закону, на всеукраинский референдум предлагают выносить вопросы четырех сфер:

  1. изменения в I, III и XIII разделов Конституции (это разделы «Общие положения», «Выборы. Референдум» и «Внесение изменений в Конституцию»);
  2. вопросы общегосударственного значения;
  3. изменения территории Украины;
  4. отмены законов или их отдельных норм.

В то же время предметом референдума не могут быть вопросы:

  1. противоречащие положениям Конституции Украины, общепризнанным принципам и нормам международного права, закрепленным в первую очередь Общей декларации прав человека, Конвенции о защите прав человека и основных свобод, протоколами к ней;
  2. направленные на ликвидацию независимости Украины, нарушение государственного суверенитета и территориальной целостности Украины, создание угрозы национальной безопасности Украины, разжигание межэтнической, расовой, религиозной вражды;
  3. относительно законопроектов по вопросам налогов, бюджета, амнистии;
  4. отнесенные Конституцией Украины и законами Украины к ведению органов правопорядка, прокуратуры или суда.

Кроме всего прочего, в документе говорится о том, что референдум можно проводить только один раз в год, что может быть только один вопрос, и на этот вопрос нужно дать ответ четко «да» или «нет». Также референдум не может назначаться и проводиться в случае введения в Украине или в отдельных ее местностях военного или чрезвычайного положения.

Чтобы провести его по народной инициативе, нужно собрать три миллиона подписей граждан из двух третей территориальных единиц Украины (минимум по 100 тыс. подписей в каждой). Что касается изменений в Конституцию и изменения территории, то в первом случае референдум назначает президент, во втором — Верховная Рада.

Это если очень кратко об основном тексте документа, изложенного на 168 страницах. Подробнее – тут.

Однако ключевой в даном случае вопрос – насколько закон о референдуме представляет угрозу гражданскому миру в Украине и самому украинскому государству. Ведь задолго до, во время и даже после его принятия звучат подобные оговорки. Мол, риски связанные с Донбассом, Крымом и войной с Россией. А также, что этот закон может стать инструментом легализации раздражающих политических решений или отмены важных.

Итак, интересуемся у экспертов, чего, по их мнению, в законе о референдуме больше — плюсов или минусов. В чем основные риски и какие политические последствия он может вызвать? Наконец, как его могут использовать популисты и пророссийские силы?

ЗАКОН О ВСЕУКРАИНСКОМ РЕФЕРЕНДУМЕ — ВПОЛНЕ КАЧЕСТВЕННО ПОДГОТОВЛЕННЫЙ ДОКУМЕНТ И СООТВЕТСТВУЕТ СОВРЕМЕННЫМ ЗАПРОСАМ УКРАИНСКОГО ОБЩЕСТВА

Ігор Попов
Игорь Попов

«Инициатором разработки закона выступил президент, для которого тема народовластия и прямой демократии — один из приоритетов политической программы. Текст готовила рабочая группа в составе лучших украинских экспертов», — комментирует политолог, эксперт Украинского института будущего Игорь Попов.

Хотя, продолжает он, конечно остаются риски, политики будут пытаться применить закон для вынесения на референдум популистских вопросов или разделяющих украинское общество. «Авторы включили определенные меры предосторожности для этого, однако многое будет зависеть от политиков», — говорит Попов.

Что касается ключевого вопроса — территориальной целостности, как утверждает политолог, даже в условиях гибридной войны нельзя ограничивать право избирателей на референдум, гарантированное Конституцией Украины. «Закон не дает возможности проводить референдумы, которые угрожают территориальной целостности Украины. В то же время, вынесение на референдум нового плана по возвращению оккупированных территорий может придать такому плану официальную поддержку. Сейчас среди политиков существуют разные подходы к достижению мира и восстановлению украинской власти на оккупированных территориях», — говорит он.

Это и быстрая реинтеграция на основе компромисса, и заморозка конфликта, и блокада неподконтрольных территорий, перечисляет Попов. А без глобального решения невозможно проводить комплексы мероприятий. «Поэтому, возможно, когда-то и возникнет потребность в привлечении всех избирателей к принятию стратегического решения», — добавил эксперт УИМ.

Что касается пророссийских партий, то они, по его мнению, будут пытаться организовать референдум по одному из ключевых для себя вопросов — о статусе русского языка, например, или членстве Украины в НАТО, или декоммунизации. «В любом случае, даже в случае победного для этих партий результата, для его имплементации будет необходимо голосование в Верховной Раде, поэтому резкого разворота во внешней политике ожидать не стоит», — убеждает Игорь Попов.

Валерій Клочок
Валерий Клочок

В свою очередь политолог Валерий Клочок считает, что главное преимущество этого документа — его наличие. 26 апреля 2018 года Конституционный Суд Украины принял решение по делу о конституционном представлении 57 народных депутатов Украины относительно соответствия Конституции Украины (конституционности) Закона Украины «О всеукраинском референдуме». И с тех пор у нас была норма Конституции о референдуме. «Однако не было закона, который ее развивает и дает возможность на практике реализовывать», — говорит политолог.

Что касается рисков, то, по его словам, сейчас довольно спекулятивно звучат заявления отдельных политиков о возможности нарушения территориальной целостности Украины. Ведь часть 2 статьи 3 исключает такой вариант и прямо запрещает проводить референдумы «направленные на ликвидацию независимости Украины, нарушение государственного суверенитета, территориальной целостности Украины…». «Впрочем, критика документа касается не только вопроса территорий и запуска самого процесса референдума. Практически все парламентские политические силы активно критикуют закон именно в силу своей оппозиционности, а не из-за содержания документа. Поэтому я не исключаю очередного обращения в Конституционный Суд Украины с целью признания акта неконституционным и перманентной эксплуатации темы референдума в заявлениях и действиях политиков с целью понижения рейтинга власти», — считает Клочок.

В то же время, продолжил эксперт, в документе не хватает положений о местных референдумах. И тут же продолжил: «В условиях незавершенной войны, когда руководители местных органов власти откровенно отказываются выполнять распорядительные документы центральных органов исполнительной власти, связанных с обеспечением жизнедеятельности общества (например, противоэпидемических мерх) — такой шаг может быть временно оправдан. И конечно, без завершения реформы децентрализации в виде внесения соответствующих изменений в Конституцию, вопрос местных референдумов довольно проблематичен. Особенно это касается языкового вопроса, который активно используют сегодня пророссийские политические силы для увеличения собственных электоральных предпочтений, искусственно раскалывая Украину».

ЭТИМ ЗАКОНОМ МОЖЕТ БЫТЬ ИНИЦИИРОВАНО ПРОВЕДЕНИЕ ЦЕЛОГО РЯДА РЕФЕРЕНДУМОВ В ИНТЕРЕСАХ СТРАНЫ-АГРЕССОРА

Олексій Кошель
Алексей Кошель

Именно так высказался генеральный директор Комитета избирателей Украины Алексей Кошель.

«Вопросы, которые могут быть вынесены на общенациональный референдум, вполне возможно, будут совпадать с повесткой дня агрессора. Я не исключаю, что одними из первых могут быть попытки об отмене законодательства о декоммунизации, отмена языковых законов, попытки вынесения вопросов, которые в определенной степени реабилитировали бы советское прошлое. То есть такие вопросы, которые могут рассматриваться в контексте интересов России, или просто проводить ревизию решений предыдущих властей. Это достаточно неприятный прецедент», — заявил Кошель.

По его словам, мы можем получить ряд законопроектов «имени Виктора Медведчука» или другой пророссийской силы.

В то же время господин Кошель отметил, что в законе о референдуме есть ряд предохранителей, чтобы не позволять проводить искусственные законопроекты (о вынесении того или иного вопроса на референдум). Но в любом случае использование референдума с политической целью это не обязательно результативный референдум и положительное голосование при высокой явке. «Сам процесс проведения референдума может использоваться с целью внесения раскола в общество», — подчеркнул глава КИУ.

Дмитро Сінченко
Дмитрий Синченко

Похожим образом высказался политолог, активист Движения сопротивления капитуляции Дмитрий Синченко. Он говорит, что каким бы ни был механизм референдума, в условиях войны, он может быть использован для дестабилизации ситуации и угрозы национальной безопасности. «Если именно с такой целью российские спецслужбы влияли на политику западных демократий, у которых куда более высокий иммунитет, и порой результаты референдума существенно меняли или осложняли жизнь всему Европейскому Союзу, как в случае с Брекзитом или с референдумом об Ассоциации с Украиной в Нидерландах, то чего же можно ждать в Украине? Очевидно, ничего хорошего», — считает эксперт.

По его мнению, этот закон имеет несколько щелей, которые могут быть использованы врагом, в частности, возможность отменить любое законодательное решение, которое, например, не выгодно какому-то олигарху. «Имея в руках национальные телеканалы, олигархи могут успешно формировать общественное мнение о любой законодательной инициативе», — отметил Синченко.

Кроме того, положения закона могут толковаться слишком широко. «Ведь что такое «вопросы общегосударственного значения»?» — спрашивает эксперт. И добавляет, что под это определение подпадает почти любой вопрос: «В условиях низкого уровня политического образования граждан их мнением можно манипулировать как угодно — был бы только достаточный финансовый ресурс».

Что касается угроз территориальной целостности, то, по словам Синченко, не зря во время военного положения запрещается проведение любых референдумов. Однако военное положение у нас не объявлено, а потому и поле для вражеских информационных диверсий, пропаганды, манипуляций и т.д. — чрезвычайно широко. «И Кремль постоянно все эти инструменты против нас применяет. Конечно, закон не предусматривает возможности прямых вопросов о статусе Крыма и Донбасса, но косвенные, завуалированные вопросы вполне возможны. Например, на референдум можно вынести вопрос о поставке воды в Крым, или по языку, или по газу. Поле для популистов и пятой колонны Кремля — ​​очень широкое», — утверждает политолог. Также, по его словам, на референдуме могут отменить любую реформу, например земельную или антикоррупционную, или медицинскую или образовательную. Могут принять решение о снижении цен или тарифов, могут вынести вопрос о невыплате кредитов МВФ… «Все будет зависеть от фантазии того или иного популиста. Большинство таких решений невозможно будет выполнить, но люди будут голосовать за это и требовать выполнения этих решений. Это очень опасно», — констатирует Дмитрий Синченко.

Беседовал Мирослав Лискович, Киев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *